ПРАВО - Законодательство Республики Беларусь
Загрузка...
 
Реклама в Интернет
"Все Кулички"
Поиск документов

Реклама
Рассылка сайта
Content.Mail.Ru
Реклама


 

 

Правовые новости


Новые документы


Авто новости


Юмор




по состоянию на 25 января 2005 года

<<< Главная страница | < Назад


 

Судебные споры по грузоперевозкам

 

Ситуация 1

ЗАО «С» (заказчик) заключило с УП «Л» (перевозчик) договор на оказание автотранспортных услуг, по условиям которого был перевезен груз. Когда перевозчик передавал груз заказчику, обнаружилась недостача, отметку о чем сделали в акте приемки груза, составленном представителями перевозчика и получателя. После того как претензию заказчика оставили без удовлетворения, в хозяйственный суд был подан иск к перевозчику о возмещении убытков, причиненных несохранной перевозкой.

Правоотношения сторон суд квалифицировал как перевозку в международном сообщении (груз доставлялся из России в Беларусь), применив к ним положения Женевской конвенции о договоре международной дорожной перевозки. Поскольку перевозчик не доказал наличия обстоятельств, освобождающих его от ответственности за несохранную перевозку, требования истца были удовлетворены в полном объеме.

 

Ситуация 2

В ст. 52 Устава железных дорог СССР содержалось положение, согласно которому начальникам отделений железной дороги предоставлялось право увеличивать плату за хранение выгруженных грузов до пятикратного размера при возникновении затруднений на станции в связи с несвоевременной выгрузкой грузов и вывозом их грузополучателями. <<< Статья 46 Устава железнодорожного транспорта общего пользования Республики Беларусь, утвержденного постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 02.08.1999 1196, унаследовала эту норму >>> (далее – УЖД).

Согласно ей в связи с несвоевременными выгрузкой, вывозом грузов с железнодорожных станций грузополучателями, простоем вагонов в ожидании переадресовки по причинам, зависящим от грузополучателя (грузоотправителя), и возникновением по данным причинам технологических затруднений на железнодорожных станциях начальник отделения Белорусской железной дороги (БЖД) имеет право увеличить:

·сбор за хранение грузов, выгруженных в местах общего пользования железнодорожных станций и находящихся в вагонах и контейнерах, – до пятикратного размера;

·плату за пользование вагонами, контейнерами, задержанными свыше 24 часов, – до двукратного размера.

 

Повышенные сбор за хранение груза и плата за пользование вагонами, контейнерами устанавливаются по истечении 24 часов после помещения объявления об этом в товарной конторе (кассе) железнодорожной станции.

Ни правительство, ни БЖД официально не разъяснили содержащееся в ст. 46 УЖД понятие «технологические затруднения», наличие которых позволяет устанавливать дополнительные плату и сбор с грузополучателей. С этой задачей успешно справился Президиум Верховного Хозяйственного Суда Республики Беларусь, давший в одном из своих постановлений, касающихся обзора судебной практики, подробное разъяснение по этому вопросу.

В ходе рассмотрения хозяйственным судом одного из дел было установлено, что на железнодорожную станцию прибыли вагоны с грузом, после чего получателя груза известили о том, что начальник отделения железной дороги установил двукратный размер платы за пользование вагонами в случае пребывания их на подъездном пути станции более 24 часов, ибо вследствие такого срока пребывания на путях вагонов создаются технологические затруднения в работе станции. Грузополучатель своевременно не разгрузил и не убрал вагоны, поэтому железная дорога обратилась в хозяйственный суд с иском к грузополучателю о взыскании задолженности за пользование вагонами, хранение подвижного состава и подачу вагонов. Иск был удовлетворен.

Мотивируя свои выводы по результатам рассмотренного спора, суд указал, что повышенная плата за пользование вагонами штрафом не является, а принятие начальником отделения железной дороги решения о введении повышенной платы совершается в порядке осуществления им своих должностных полномочий. Вывод суда не стал открытием в судебной практике, поскольку основан на практических рекомендациях, сформулированных еще в бытность СССР Госарбитражем.

В инструктивных указаниях последнего от 31.07.1968 И-1-21 «О применении статьи 52 Устава железных дорог Союза ССР» сказано: повышенная плата за хранение вводится в установленном порядке и применяется в отношении всех грузополучателей, а не только тех, которые допускали несвоевременную выгрузку грузов, вызвавшую затруднения на станции. Увеличенная плата не является штрафом, и поэтому органы госарбитража не вправе снижать или повышать эту плату. Если грузополучатель считает действия начальника отделения дороги незаконными, он может обжаловать их в установленном порядке в вышестоящий по отношению к отделению дороги орган или орган прокурорского надзора.

По другому делу хозяйственный суд установил, что прибывший на адрес ответчика груз был задержан на станции до внесения провозной платы. За время этой задержки железная дорога начислила грузополучателю (ответчику) плату и сбор, предусмотренные ст. 46 УЖД.

Во взыскании этих дополнительных платежей суд отказал, сославшись на то, что истец не доказал возникновения технологических затруднений на станции, вызванных несвоевременным вывозом груза ответчиком. Кассационная инстанция оставила данное решение без изменения, но надзорная инстанция сочла вывод нижестоящих судов неверным и взыскала указанные платежи.

При этом в постановлении было указано, что по смыслу ст. 46 УЖД начальник отделения дороги вправе принять решение об увеличении платы за пользование вагонами и хранение груза в отношении всех клиентов железной дороги, допустивших несвоевременный вывоз груза со станции. Увеличение размера платежей произведено начальником отделения дороги в рамках своих полномочий, направленных на «повышение ритмичности работы станции».

А теперь о главном. Вот какое определение дал Президиум ВХС термину «технологические затруднения». «К таким затруднениям можно отнести занятость путей станции вагонами в ожидании подачи под выгрузку, которая вызывает задержку поездов по приему на станцию; увеличение объемов маневровой работы, связанной с дополнительными перестановками вагонов; увеличение дополнительного контингента работников на охрану грузов в вагонах на станции; затруднения в обеспечении грузоотправителей порожними вагонами; необходимость подсылки порожних вагонов с других станций для обеспечения потребностей грузоотправителей, если такая необходимость вызвана длительным простоем вагонов у грузополучателей и невозможностью по этой причине использования вагонов, находящихся у грузополучателей для перевозки грузов другими клиентами железной дороги и т.п.».

При этом Президиум ВХС отметил, что для повышения размера сбора за хранение грузов технологические затруднения на станции должны находиться в причинной связи с несвоевременной выгрузкой грузов и вывозом их грузополучателями. Следовательно, можно предположить, что если бы в приведенном выше случае с несвоевременной оплатой провозных платежей вины грузополучателя не было (несвоевременное перечисление денежных средств по вине банка), то он имел бы реальную возможность добиться неприменения к нему ст. 46 УЖД. Это можно было сделать ввиду отсутствия причинной связи между задержкой поступивших в его адрес вагонов и технологическими затруднениями на станции.

 

Ситуация 3

ООО «М» (перевозчик) обратилось в хозяйственный суд с иском о взыскании стоимости услуг по перевозке груза. Как установлено в судебном заседании, заказчик направил истцу транспортный заказ на выполнение перевозки в международном сообщении. Согласно CMR-накладной и условиям договора поставки перевозчик доставил груз на склад грузополучателя, после чего выставил счет заказчику на оплату стоимости осуществленной перевозки. Счет заказчик не оплатил, и претензию перевозчика оставил без ответа.

Как следовало из представленных сторонами документов, CMR-накладная не содержала сведений о платежах, связанных с данной перевозкой. Ввиду этого обстоятельства суд сделал вывод, что ни отправитель, ни получатель не приняли на себя обязательство по оплате услуг перевозчика, хотя перевозка была фактически осуществлена и соответствовала условиям, указанным в транспортном заказе.

В своем решении суд указал следующее. Ответчик в отношениях с грузополучателем выступал в качестве экспедитора, а в отношении с перевозчиком – в качестве заказчика. Исходя из этого, спорные взаимоотношения истца с ответчиком суд расценил как отношения заказчика и перевозчика по расчетам за выполненную перевозку, при которой обязанность оплатить провозную плату лежит на заказчике и вытекает из условий транспортного заказа. Иск был судом удовлетворен.

 

Ситуация 4

Транспортное предприятие «Б» обратилось в хозяйственный суд с иском к ОДО «П» о взыскании убытков, причиненных перевозчику вследствие уплаты им штрафа за перегрузку на оси автопоезда по вине заказчика, а также пени за просрочку оплаты и процентов за пользование чужими денежными средствами.

Согласно одному из пунктов договора международной перевозки обязанность рационально разместить груз внутри полуприцепа, исключающая превышение допустимой нагрузки на ось автопоезда, лежала на перевозчике. Если по указанию грузоотправителя погрузка была выполнена с превышением нагрузки на оси транспортного средства, то в соответствии с п. 2 ст. 8 КДПГ  перевозчик должен сделать в п. 18 CMR-накладной обоснованную оговорку.

Суд установил, что перевозчик до начала транспортировки груза знал о наличии перегрузки на оси автопоезда, но соответствующей отметки в накладной не сделал. В удовлетворении иска суд отказал.

 

Ситуация 5

В хозяйственный суд обратилось ООО «А» с иском о взыскании долга в иностранной валюте по оплате автотранспортных услуг по договору международной перевозки, а также о взыскании неустойки (штрафа за сверхнормативный простой транспортного средства по вине заказчика). Сумма неустойки истцом также была исчислена и предъявлена ко взысканию в СКВ. Суд первой инстанции исковые требования удовлетворил.

Кассационная инстанция, отменяя решение и отказывая в иске в части взыскания неустойки в иностранной валюте, указала, что уплата неустойки по договору перевозки является одной из форм гражданско-правовой ответственности и не может рассматриваться в качестве расчетов по этому договору и соответственно не может быть взыскана в иностранной валюте. ВХС признал позицию кассационной инстанции правильной.

Согласно <<< ст. 298 Гражданского кодекса Республики Беларусь >>> (далее – ГК) денежные обязательства должны выражаться в белорусских рублях. Исключение составляют предусмотренные законодательством случаи использования иностранной валюты при осуществлении расчетов на территории Беларуси. Одним из таких случаев является использование иностранной валюты между юридическими лицами – резидентами при осуществлении ими расчетов с транспортными и экспедиторскими организациями за перевозку и экспедирование грузов за пределы и из-за пределов страны, как это указано в <<< п. 4.1.1 Положения о порядке проведения валютных операций на территории Республики Беларусь от 01.08.1996 768, утвержденного Правлением Национального банка Республики Беларусь от 25.06.1996 >>> (протокол 11).

К сведению. В силу <<< ст. 310 ГК >>> неустойка является одним из способов обеспечения исполнения обязательства и согласно п. 1 ст. 311 ГК представляет собой определенную договором денежную сумму, обязанность уплатить которую возникает у должника в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения им основного обязательства. Статья 311 ГК расположена в параграфе 2 главы 23 ГК «Обеспечение исполнения обязательств», а не в главе 25 «Ответственность за нарушение обязательств». Следовательно, действующие правовые акты не отделяют неустойку от расчетов* .

 

Дмитрий АЛЕКСАНДРОВ,

начальник управления обеспечения надзора

и обеспечения судебной практики ВХС РБ

.


<<< Главная страница | < Назад



Новости партнеров
pravo.kulichki.ru ::: pravo.kulichki.com ::: pravo.kulichki.net
2004-2015 Республика Беларусь
Rambler's Top100
Разное


Разное
Спецпроект "Тюрьма"

 

Право России